23:14 

Заржавевшее небо, или решила замутить оридж

Turtle-kun
Донская отъевшаяся рожа
Автор: Turtle-kun
Бета: Renoxile
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Американские астронавты, русские космонавты
Рейтинг: G
Жанры: Джен, Фантастика, Философия
Статус: закончен
Описание:
2068 год, американская экспедиция прибывает на Марс с целью его исследования, но один из астронавтов отбивается от группы и узнаёт нечто страшное...
Публикация на других ресурсах:
Только с моего разрешения :)
Примечания автора:
Рассказ писался на конкурс ко Дню Космонавтики больше года назад, но так и не был сдан преподавателю. Пусть хоть здесь его прочтут...
Критикуйте, критикуйте меня полностью! И у меня снова проблемы с названием...
Если ставите дизлайк, то напишите, что же Вам не понравилось, пожалуйста. Я хочу совершенствоваться :)

Из дневника астронавта Генри Джонса:
«20.06.2068. Уже идёт 256 день нашего полёта. Всё отлично, капитан Смит говорит, что если так пойдёт и дальше, мы будем на Марсе уже завтра вечером, в восемь часов по земному времени. Не могу дождаться момента, когда я смогу ступить на почву Красной Планеты!
21.06.2068. Марс приближается. Активно готовимся к посадке. Держим курс на впадину Эллада».

Космический корабль «Победитель-1» мягко спустился на марсианскую почву. Одетые в толстые пневмокостюмы астронавты вышли из шаттла: наконец-то они достигли своей цели, исполнили мечту нескольких поколений исследователей! Это было огромным достижением не только для них, но и для всей планеты в целом, особенно в непростой двадцать первый век. Генри осторожно прикоснулся рукой к красной земле. «Интересно, какова она на ощупь?» - подумал он, пересыпая песок из ладони в ладонь - непроницаемые перчатки костюма не давали почувствовать это. Остальные члены команды также были безмерно счастливы: кто-то прыгал от радости, кто-то обнимался с находящимся рядом товарищем. Они чувствовали себя если не властелинами пространства и времени, то героями любимых космических одиссей точно. Вспомнив о чём-то, капитан умчался в «Победитель-1» и принёс оттуда флаг. Через некоторое время «Stars&Stripes» гордо развевался над марсианской землёй.

Радость радостью, а работать надо: уже через три часа после посадки Генри и его товарищи — Том, Питер, Анна и Коби - отправились брать образцы породы к «стенам» впадины, вооружившись увесистыми геологическими молотками. Идти было легко, путь их периодически пересекали маленькие пылевые дьяволы(1), а под ноги попадались небольшие находки, вроде кусочка метеорита или какого-нибудь странного минерала. Заинтересовавшись необычным образцом лемонита, Генри немного отстал от своих товарищей. Он огляделся и понял, что не только потерял астронавтов из виду, но и совершенно не знал, куда ему идти. «Стоять на месте и просто ждать? Нет, не выход. Идти в сторону корабля? Так можно и взбучку от капитана получить. Пойти просто куда-то? А почему нет, всё же карта и специальный марсианский компас в наличии, заблудиться просто нереально. Почему бы не устроить прогулку по впадине? Товарищи всё равно понимают, что в случае чрезвычайной ситуации я вернусь на базу. Решено».

Марсианский кремнезём приятно шуршал под ногами, ветер то стихал, то поднимался с новой силой. Пейзаж был отчасти схож с Большой Песчаной Пустыней в Австралии, из-за чего он не казался каким-то чужим и инопланетным, разве что красноватое, немного ржавое небо выдавало в нём другую планету. Будто и не улетали никуда… Вдруг Генри увидел неподалёку странное строение. Из-за пыли его тяжело было заметить, но ярко блестящие детали выдавали местонахождение. Заинтересовавшийся парень подбежал к нему — это оказался космический корабль, явно земного происхождения. На боку пестрела уже немного выцветшая надпись на русском языке: «Покоритель звёзд». Вокруг него стояло разного рода оборудование и даже столик с шезлонгом рядом – тамошняя команда явно была не без чувства юмора.

- Доброго Вам дня, - сказал чей-то голос на немного ломаном английском где-то рядом. Вздрогнув от неожиданности, астронавт инстинктивно оглянулся в его сторону. В «дверях» корабля стоял невысокий мужчина средних лет, одетый в толстый пневмокостюм. - Я гляжу, теперь и Америка осуществила-таки свою марсианскую программу. Что же, рад за неё... Меня зовут Александр, можно узнать Ваше имя?
Опешивший Генри пожал руку этому странному человеку в пневмокостюме, назвав своё имя. Придя в себя от неожиданной встречи, астронавт начал задавать вопросы:

- Александр, что Вы делаете на Марсе? Как долго? Где вся команда и почему никто на Земле не знает об этой экспедиции?

- Мистер Джонс, буду отвечать немного не по порядку. На этой планете я уже девять месяцев, представьте себе. И ещё не знаю, как долго пробуду тут вместе со своей командой. Здесь мы берём образцы пород, осваиваем способы фильтрации кислой и солёной воды, просто ищем возможности для колонизации Марса. Практически все, нас 21 человек, сейчас спят, пятеро ушли за порцией новых образов. Вчера было странное и весьма нетипичное для данной местности подобие дождя, знаете ли, нужно взять немного «дождевой воды» и проверить её состав. А что насчёт экспедиции... Она совершенно секретна. Сами россияне не знают о ней, что уж о вас, американцах говорить, - мужчина усмехнулся.

Генри молчал, переваривая полученную информацию. Русские, да ещё и давно здесь. Как их не заметили с Земли?

- Вы уже нашли здесь что-нибудь, представляющее научную ценность? - после небольшой паузы спросил парень.

- Нашли, - Александр замялся. Было видно, что ему не особо хочется говорить об этом. Он долго молчал, присматриваясь к своему гостю, будто обдумавая что-то. Наконец, он ответил. - Мы нашли последнего марсианина.

- Да что Вы такое говорите?! Эта планета абсолютно безжизненна!

- А вот и нет. Жители её очень хорошо прятались под землёй, дабы укрыться от солнечной радиации... Там же есть запасы чуть солёной воды, которая необходима марсианам для жизни. Мы нашли их тайный ход и спустились туда. Он вёл к огромной пещере, в которой могло разместиться несколько тысяч человек — это был целый подземный город. Но он был практически пуст, за исключением одного гуманоида... Он был на грани смерти от лучевой болезни. Мы хотели как-то помочь ему, но было поздно. Марсианин умер на руках моего товарища. - Мужчина тяжело вздохнул. - В городе мы отыскали библиотеку. Марсиане использовали пиктографическое письмо, что облегчило нам перевод их книг. Знаете, а их цивилизации более тринадцати тысячелетий... Также выяснилось, что пятьсот лет назад на Марсе случилась четвёртая мировая война, в ходе которой всеми странами было применено ядерное оружие. Радиационный фон полностью разрушил озоновый слой, дав солнечному ветру разгуляться. Погибло около девяноста процентов жителей планеты. Оставшаяся часть смогла выжить лишь благодаря подземным городам, но и это служило крайне ненадёжным укрытием от гамма-излучения. Численность выживших постепенно сокращалась, остался только один подземный город, но и тот с трудом держался. Через пять веков не осталось никого.

Воцарилось долгое молчание. Генри обдумывал сказанное. Практически рядом с ними погибала цивилизация, целая планета, а земляне даже и не подозревали об этом. Было больно, безумно больно.

- Скажите... А как выглядели марсиане? - несмело задал вопрос американец.

- Они прекрасны. Судя по изображениям в книгах, когда-то давно они были белокожими и светлоглазыми, все темноволосые. После войны их кожа стала гораздо темнее, но это не мешало им быть по-своему красивыми... - Александр замолчал, обдумывая что-то. – Кстати, не пора ли Вам уходить? Ночь наступит через пять часов, а вместе с ней и адский холод. Будьте добры, не рассказывайте о нашей встрече и не приходите больше сюда. Прощайте. Хотя кто вам поверит…- Мужчина, ухмыльнувшись, зашёл в корабль и закрыл за собой «дверь».

* * *
Ночью Генри долго не мог уснуть, пытаясь переварить события прошедшего дня. Ему было страшно, очень страшно. На Земле сейчас практически каждая страна имела в арсенале ядерные боеголовки, а отношения с агрессивными мусульманскими державами обострялись всё сильнее. Практически каждые несколько месяцев где-нибудь происходил крупный теракт, а любая контратака порождала ещё большую агрессию со стороны террористов: полтора года назад в ответ на ликвидацию крупной преступной группировки над Парижем какие-то ублюдки взорвали грязную бомбу(2), сделав большую часть города просто непригодной для проживания. А за месяц до полёта сообщалось, что одна из организаций рассматривает проект кобальтовой бомбы…
«Зачем люди постоянно придумывают способы для убийства себе подобных? Что им это даёт? Они все хотят жить в мире, в лучшем будущем, но какого чёрта они продолжают эту нескончаемую бойню? Ведь нашу планету может ждать та же участь, что и Марс, какой смысл?..» - на эти вопросы ответа не было. И никогда не будет.

«Надо будет завтра поговорить кое о чём с тем русским».

* * *
День был очень пыльным, видимость не превышала сотни метров – идеальные условия, чтобы слинять от группы, которая сейчас была занята поиском слоистых отложений, подтверждающих теорию о наличии воды здесь несколько тысяч лет назад. Когда подул особенно сильный ветер, как можно быстрее и незаметнее Генри покинул место работы, а когда команда скрылась из виду, перешёл на бег.

«Покоритель звёзд» стоял всё там же, но оборудования вокруг него уже не было – русские явно собирались улетать. Астронавт подбежал к «двери» корабля и начал колотить в неё. Железный затвор отодвинулся, оттуда показалось красивое, но немолодое женское лицо, частично прикрытое пневмокостюмом.

- Ты что тут забыл, америкашка? – проворчала женщина на довольно чётком английском. Она нажала кнопку вызова на костюме, говоря уже на русском. – Саня, это не твой вчерашний мальчик тут околачивается? Мне его гнать или что? Ась? Хорошо, поняла.

Космонавтка раздражённо вздохнула и резким движением вырубила внутреннюю рацию. Генри продолжал стоять у «двери», ничего не понимая. Тут из-под внутреннего люка пошёл пар и оттуда появился вчерашний мужчина. Жестом он попросил женщину уйти, та нехотя подчинилась. Он вышел из корабля и закрыл за собой затвор. Даже сквозь затемнённое стекло пневмокостюма было видно, что Александр очень недоволен.

- Я же сказал Вам не появляться больше здесь! Каким вообще местом слушали, мистер Джонс?

-Мне нужно попросить Вас кое о чём… - Генри замялся. – Хоть экспедиция и секретная, но не могли бы Вы рассказать о судьбе Марса и его цивилизации?

- С ума сошли? – Александр мрачно усмехнулся. – Да кто нам поверит, а?

- Но ведь Землю может ждать та же судьба, что и Марс, как Вы не понимаете?

Александр ответил лишь спустя пару минут.

- Я понимаю. И вся моя команда понимает это. Но мы ничего не можем ни сделать, ни сказать. Нас просто объявят сумасшедшими и упекут в дом с жёлтыми стенами, скажут, что потеряли рассудок за время долгого полёта. Знаешь, почему? Да потому что люди не смогут жить без насилия, понимаешь? Они прекрасно осознают весь вред от постоянных войн и бесконтрольного применения ядерного оружия, но воюют. Знаете ли Вы, что есть война?

- Борьба за территорию?

- Ну, не всегда. Как сказал один писатель, «война есть продолжение политики иными, насильственными средствами». Каждый хочет в наш век толерантности и свободы слова показать, что верна только его позиция, его политика, но натыкается на чужое мнение, что и приводит к столкновениям. А убеждения как раз являются тем, что изменить очень и очень сложно… И чем толерантнее общество, тем дольше оно терпит эдакую идеологическую экспансию, а потом, когда становится слишком поздно, начинается сопротивление. А захватчик уже не понимает, какого чёрта его пытаются остановить. Улавливаешь?

Генри стоял, опустив голову – да, он всё прекрасно понимал. Александр положил ему руку на плечо, говоря:

- Мне тоже грустно. Но ничего не сделать, процесс уже пошёл. Быть может, мы с Вами прилетим на пустынную планету. Приятно было познакомиться, мистер Джонс, - русский пожал астронавту руку. – Мы улетаем на равнину Хриса, изучать тамошнюю геологию. Ни слова о нашей встрече, прошу. Увидимся на Земле. Приятно было иметь с Вами дело.

- До встречи. Надеюсь, мы встретимся на живой планете.

- И я. Эх, хотелось бы верить…

Александр вошёл обратно в корабль и закрыл за собой «дверь». Генри стоял на месте, обдумывая сказанное. Только через несколько минут он с тяжёлым сердцем пошёл на базу.

* * *

Из дневника астронавта Генри Джонса:
«24.06.2068. Я люблю свою родную планету. Люблю её воздух, люблю полноводные океаны и высокие горы со снежными шапками на вершинах, своих родных и близких. И я хочу вернуться именно на такую Землю, где…».

На этом дневник обрывался. Большая плешивая крыса медленно догрызала обгоревшие и потрепанные страницы, ведь ничего более подходящего для еды в развалинах домов, засыпанных радиоактивной пылью, было не найти. Сухой, горячий ветер гулял по тому, что осталось от города. Красное Солнце нещадно палило, продираясь сквозь мутную пелену, занавесившую желтое небо с легким оттенком ржавчины.

Подходил к концу двадцать первый век…






@настроение: Хреновое

@темы: оридж

URL
   

Не пидарок ли ты часом?

главная